Снять квартиру в Глазове
 
 
 
Тел.:
+7 (922) 523-90-45
Посуточная аренда квартир в Глазове!
Контакты:
тел.:
+7 (922) 523-90-45
тел.:
+7 (912) 443-15-26
WhatsUp:
+7 (922) 523-90-45

Глазов. История возникновения и тайна названия города

Почти все скудные сведения о первом упоминании города Глазова и версии возникновения названия поселения не рассматривались разными авторами в конкретном времени и конкретных исторических событиях периода возникновения города Глазова.

А время возникновения города приходится на период окончания Смутного времени в России. Изучение материалов по периоду окончания Смутного времени и становления династии Романовых могли бы дать более ясное понимание о возможности и даже необходимости создания населённого пункта «Глазово», связанной с решением определённых задач нового государства и с возможностями первых поселенцев, появившихся в деревне «Глазова за рекою Чепцею».

Автору данной статьи хотелось бы поразмышлять вместе с читателями над фактами и, частично, над своими догадками о возможном происхождении названия города Глазова, а также попробовать обратить внимание краеведов на новые факты, приоткрывающие тайну названия города и его возникновения.

В 1985 году автору довелось работать в архивах гг. Ижевска и Кирова для газетной статьи «О начале каменного строительства в Глазове». Статья была опубликована в газете г.Глазова. Тогда же автором были найдены иные факты, подтверждающие формирование в России государственной системы градостроительства, подчиняющей частные интересы людей, проживающих на данной территории, интересам страны. В связи с этими фактами и в связи с новыми открытиями учёных в различных областях науки, а также – на основании материалов и опубликованных исторических документов последних лет, автору хотелось бы по-новому взглянуть на события начала XVII века, когда впервые упоминается населённый пункт «Глазова».

Итак, время и место.

Первое письменное упоминание о Глазове записано в Переписной книге за 1678 год. «…деревня Глазова за рекою Чепцею» (см. Татаринцев А.Г.). Обратите внимание – «Чепцею». Об этом мы поговорим ниже. А сейчас, чтобы соединить время и место в создании и названии «Глазово», нам следует, пожалуй, заглянуть в историю лет на 200 назад от 1678 года, а затем – лет на 200 вперед от этой даты. В добрый путь, мои дорогие читатели!

Северные удмурты «вошли» в состав Московского княжества к началу XV века в составе Вятской земли. (Автор не ставит своей целью описание событий тех лет, потому допускает возможные неточности. Автору важна общая характеристика социальных и хозяйственных отношений в этом крае, чтобы понять возможные действия его жителей в предполагаемых обстоятельствах). Соседи удмуртов – вятичи – во многих документах упоминаемые как разбойники-ушкуйники (новгородская дружина, осевшая затем на вятской земле), сыграли в истории северного края двоякую роль: и защитников и угнетателей удмуртов. Этот характер ушкуйников-пограничников вятичи сохраняют в течение столетия – вплоть до «угомона их Иваном III в 1489 году».

«Они одолевали своих противников внезапным набегом, изгоном, отчаянной дерзостью». Привычными для них были набеги не только на татарский Сарай и Булгар – восточных соседей, - но и на русские города: Устюг, Холмогоры, Кострому. Захватывая в этих набегах «русский полон», они продавали его татарам. Остались «ушкуйники» на Вятке навсегда, так как боялись, что Новгород Великий выдаст их вместе с их добычей хану Золотой орды за набеги на татарские владения. Но и сами вятичи во времена Золотой орды вынуждены были обороняться от набегов. Они принимали на свои земли многих беженцев со всех других земель и, «обученные воинскому искусству, представляли из себя, вероятно, хорошо организованную дружину, которую посылали воевать князья Галицкие против московского князя в Коми край». «…пришедшу вятчане на Сысолу, на Вычегду, на Вымъ, погосты пожгли, храмы святеи грабили…». Вероятно, вятичи стали профессиональными военными, которые привлекались затем уже государством российским, как наёмная сила, для обороны своих рубежей и для войн с иноземными захватчиками.

В период XIV – XVI вв.

удмуртов теснили и другие соседи: Пермь Великая, Северные князья, кочевники – вогулы (манси), Казанское ханство, каринские татары… Все они добивались своей власти, обкладывая данью. Окончательное же присоединение удмуртов (южных и северных) к русскому государству завершилось к 1558 году. Объединение земель вокруг Москвы в единое государство было сложным процессом. И усиление государства потребовало сбора податей и других повинностей для содержания власти и прокорма военной машины. А если учитывать еще, что только к началу XV века, под влиянием русских, распалась родовая организация жизнедеятельности удмуртов (родовые поселения, где во главе рода стояла женщина), то можно себе представить действительное положение удмуртских семей и их отношение к захватническим желаниям соседей.

Хотя, справедливости ради, автор не склонен оценивать представления наших предков о духовном и материальном благосостоянии, - как бы с точки зрения современной цивилизации. И по историческим источникам и по данным учёных, ведущих раскопки древних городищ, находящихся на территории северной Удмуртии, крупнейшее поселение края Иднакар IX – XI вв. было хорошо организованным местом, ведущим полную жизнедеятельность центра среднего течения реки Чепцы. Жители городища владели основными ремёслами, вели торговлю с Западом и Востоком, воевали.

Тем не менее, читаем, что «теснимые поборами и набегами удмурты вынуждены были продвигаться на необжитые земли. Частично возвращаться на земли в бассейн реки Чепцы, где городища и селища финно-угорских племён существовали еще во II веке до н.э». «Первое» массовое «возвращение» в верхнее течение реки Чепцы и её притоки – Люк, Лып, Пызеп, Убыть, Лезя – было вызвано «давлением каринских татар и разбоем воевод». В 1588 году царь Фёдор Иоанович «повелел освободить» удмуртов от зависимости каринских феодалов, длившейся 100 лет. Правда, на смену «пришли» новые поборы Москвы…

Крепче прежних.

«Помимо оброка (денежного! - А.М.), правительство установило сборы на постройку воеводских дворов и городских управлений, мостов, тюрем. На верхнечепецкое население наложили дополнительные платежи за рыбную ловлю и бортничество». (Представьте, каковым являлось в действительности место для жизнедеятельности «около Глазова»! Поборы. Угнетение. Откуда при натуральном хозяйстве у крестьянина деньги?) Вместе с укреплением государства приходит и необходимость переписи населения для учёта душ и поселений. Первые переписи начали вестись в Коми крае еще с 1481 года. В Пермской земле – в 1579 году. А в Северном крае – лишь в 1615 году. Большая вероятность, что желания записаться в Книгу учёта и назвать своё настоящее имя для «лишних» поборов у местного населения добровольно не возникало. «Уйти от налогов» или подкупить переписчиков было вполне естественным стремлением «несознательных» граждан. Тем более, что налоги, как мы узнаем ниже, еще возросли за период Смутного времени: «дань, кормовые, пищальные, ямские деньги, сибирский хлеб и т.д.».

Первые сведения о поселениях на реке Чепце содержатся в Переписной книге 1615 года, где деревня «Глазова» еще не упоминается. Да и желаний «записаться» в книгу у населения не было. Смутное время (1613 год) в России было страшным. Связано оно было с голодом, болезнями, массовым мором, - вызванными климатическими изменениями: резким похолоданием. Так называемый «малый ледниковый период». Война с Польшей. И начало царствования династии Романовых. Юный царь Михаил Романов вынужден «оздоровить» экономику государства. Его цель – укрепление самодержавной власти за счёт устанавливания новых налогов и нового порядка для восстановления финансов.

Создаются государственные учреждения – Приказы, через которые проводится управление Россией. Поместный приказ ведал писцовыми и переписными книгами, обеспечением войска землями и т.д. Эти книги – и были документами, на основании которых проводился сбор налогов, формировались вотчинные и поместные землевладения. В делопроизводстве Поместного приказа обязательно составлялись рисованные чертежи, которые давали представление о земельных участках, городах и селениях XVI – XVII вв.

Трудно сказать, на какие уловки надо было пускаться населению, чтобы не попасть «на учёт» в заветные книги. Но до 1678 года Глазов в переписи населения не значился. Однако уже в переписи 1662 года, как отмечал в статье «Первожители города Глазова» А.Татаринцев, возникает много неучтенных новых дворов и починков, возникших в 1646 – 1651 гг. Под одной фамилией «проходило» несколько человек. Сам А.Татаринцев пришёл к выводу, что первожители Глазова – Падешко и Почанко Пасеговы в период с 1646 года по 1678 год не значатся в записях и других деревень. Но тут же приводит любопытный документ, где Пасеговы, «исчезнувшие из поля зрения переписчиков», в 1670 году участвовали, как жители «деревни Глазова», в деле «о взаимной помощи против каринских татар». Значит, в 1670 году «деревня Глазова» уже существовала.

Чтобы узнать точную дату поселения жителей в «деревне Глазова», возможен только один путь – подтвердить документально. И поиск этих документов возможен, поскольку никто из краеведов не работал с архивами Сибирского указа, Казанской и Вятской епархий, а также – Соликамских, Слободских и Хлыновских хранилищ. Но это труд архивариусов. Задачи же автора статьи скромнее. Сопоставить уже имеющиеся, а также – новые, опубликованные за последние 15 – 20 лет факты.

Александр Григорьевич Татаринцев (в ст. «Первожители…) предполагает, что новые поселения возникали поблизости от уже существующих. И чётко прослеживает жизненный путь основателей «деревни Глазова» с 1615 по 1678 гг. Автору же данной статьи должно ещё раз поразмышлять над названием города. И понять возможный мотив семей Пасеговых, Терёхиных, Деветьяровых и других первожителей деревни в принятии решения о заселении на таком благом месте, которое в будущем «превратится» в город «Глазова».

Надо признать, что такое решение для рядовых крестьян – весьма мудрое. Хотя человеческой натуре свойственно (наверное, свойство это вытекает из характера природы вообще) на всякой конкретной территории обеспечить своё существование тем промыслом, который в данных условиях требует минимума усилий, но который более эффективен в данных ему условиях. И условия эти определяются географическим положением и двумя аспектами: «природный – климат, водный, почвенный, биологические режимы, минеральные богатства и – социально – экономический, характеризующий территорию в хозяйственной системе на всех уровнях». Значит, Пасеговы и принимают эффективное решение. Что же привело их к принятию такого эффективного решения? Давайте попробуем разобраться.

По данным археологических раскопок средневековых памятников реки Чепцы учёными определены некоторые их черты, отличающие поселения на левом и правом берегах реки. Это своеобразие прослеживается в названиях городищ, в орнаментике керамики, в бытовых предметах и в элементах погребального обряда. Археологи выделили эти памятники в особую группу. Значит, названия левобережных населённых пунктов можно связать и по топонимам и гидронимам современных звучаний деревень и селений, расположенных вдоль Чепцы. Попробуем проследить звуковые связи названий поселений левого берега реки Чепцы, где располагается наш объект – Глазова.

Итак, некоторые примеры: Дизьмино – Дисмино; Мосеево – Масева, Мазева; Дзякино – Зянкино, Сянино; Карасево – Киясово, Калясево; Глазова – Гласева, Кыласева, Гылазева и т.д. Доктор филологических наук, профессор И.В.Тараканов в своей статье «Следы пребывания уральских племён на территории Удмуртской республики (по данным названий рек)» пишет: «Подробно изучив топонимы и гидронимы и другие географические названия, можно проследить миграции и постоянные места жительства самых различных племён и народов в их глубоком историческом прошлом».

Профессор прослеживает движение финно-угорских племён. Объясняя, что поскольку финно-угры были рыболовами и охотниками, то они, естественно, занимали территории вдоль рек, озёр, заливов и т.д. Следы эти остались в топонимических названиях гидронимов различных областей. Процитируем часть интересующих нас названий из указанной статьи профессора, опубликованной в ж-ле «Вордскем кыл», 1997. №3. «Чупчи (русск.- Чепца) – букв. означает «заливная река». Сада – «мелководная озёрная река», Парзи – букв.«ручей-река». Сюмси – «река, вытекающая из залива». Проследим гидронимы наших названий: Сёва – сё, протока, речка» + ва – «вода». Сравните, Карасево – Кара – се – ва – кара (татар.) «чёрный» + сё «река» + ва «вода» - чёрная речка. Название Глазова также прослеживается по гидронимам: маз (водный источник) – Валамаз. Топонимы – азь, водз, одз – восходят к прапермскому ОЗ – «перед», «передний», «место перед» (чем-либо). Глазова – гл – аз – о – ва, Гылазова, где – Гы – означает (удм.) «рябь, зыбь». Гылатон (удм.) – «полоскание, промывание». Гылтиськыны – «вымыться, окатиться». Гыльян – «смывание» (с.Гольяны). Возможно, что Глазова означает: Гыла – «окатиться» + аз, «перед» + ва, «вода». Или – Гылазева – Кыласева, где древнейший гидроним «Кылт» - «полноводная река» + аз, «место перед» + ва, «вода». То есть – источник у полноводной реки, место умывания у реки, зыбь перед водой (родник). Что близко к легенде о лечебном источнике, роднике – Син-гурт.

Название этого места, по мнению автора, имеет древние корни и не могло быть привнесено первожителями «деревни Глазова». Свои сомнения о точности записи русских названий населённых пунктов при занесении в писцовые книги высказывает и А.Татаринцев. Поскольку переводчики у переписчиков, как правило, были «каринские татары, которые «сносно» владели как удмуртским, так и русским языками». «Естественно, с помощью таких переводчиков русские чиновники допускали множество неточностей», - пишет Александр Григорьевич.

Население, попавшее в первую перепись 1615 года, в основном проживало близко к пункту «Глазова». Вероятно, что «источник у полноводной реки» (Чепцы) давно был известен жителям этих мест, проживавших в близлежащих деревнях: Убыть, Сепыч, Качкашур. Они не могли не знать название источника. Но большой деревни здесь не могло быть. Иначе она попала бы в переписные книги. Возможно, что это было общим местом, источником, у которого проводили молебны (воршуды). Если бы место представляло хозяйственный интерес с точки зрения земельных угодий, то давно бы было обжито, как деревни Убыть, Качкашур, где обнаружены селища древних удмуртов. Значит, хозяйственного и стратегического интереса к деревне Глазова, расположенной в затопляемой низине не было.

Что же заставило Пасеговых и других жителей окрестных деревень поставить деревню в непригодном для землепользования месте? При нарастающих денежных поборах это было бы верхом безрассудства. Прокормить свои семьи в лесных районах, где характер землепользования таков, «что в оборот вовлекаются значительные площади земель и обрабатываются общинами, довольно сложно, поскольку земля быстро истощается и на длительный срок оставляется для восстановления».

А возле Глазова не было больших земель, пригодных для возделывания и прокорма больших семей. В таких условиях землепользования избыточное население довольно жёстко вытесняется из сельского хозяйства. И это, «были как правило, лишенные надела младшие сыновья. Которые вынуждены были на данной территории обеспечить своё существование эффективным промыслом». Так что же привлекло первых жителей «деревни Глазова» обживаться здесь, где нет условий для земледелия, а также для бортничества и рыболовства с их дополнительными поборами? А к 1678 году в Глазове уже записано было 12 дворов и 67 человек только мужского пола. Довольно интенсивный рост за 32 года в период с 1646, где первожители еще не попали в перепись, а 1678 году – уже насчитывают 67 душ только мужиков, да сколько еще ртов в 12-и дворах! Что за чудесное развитие без земли и больших промыслов?

Автор связывает такое развитие с единственной возможностью для данного места и данного времени – расцветом соляной торговли и географическим удобством Глазова для осваивания водного пути в торговле между Соликамском и Вяткой. У реки Чепцы для постройки удобных пристаней для сплава баржей с товаром рядом с Глазовом стояли только деревни Балезино и Усть-Лекма, а само расположение Глазова на перекрестье дорог становилось явно выгодным. Попробуем это доказать.

Наибольший расцвет соликамского солеварения приходится на XVII век. В это время Россия получала из Соликамска более половины всей добычи соли в стране. «Богатые промыслы привлекали на Верхнюю Каму торговых людей из Москвы, Ярославля, Вятки…» Такая деятельность быстро приносила прибыли. По таможенным книгам XVII – XVIII веков «в Соликамск завозили железо, скобы, гвозди, замки… А с Вятки, Обвы, Инвы – в большом количестве деревянные ложки, ковши, ставцы, рогожи».

Каков же путь от Соликамска до Вятки? Весной и летом – водный. Зимой – санный и речной, как с наиболее чистым пространством. Вятка и Кама в своём верхнем течение, в изгибе обеих рек, почти касаются друг друга. «На самом коротком расстоянии в изгибе между ними Строгановы ставят на Каме в 1558 году частный Кай-городок». А расположение его на карте по расстоянию между Вяткой и Соликамском симметрично совпадает с расположением «деревни Глазова» на реке Чепце. Автор смеет предположить, что такое совпадение и стало стратегическим решением устройства Глазова, как более выгодного промежуточного звена в соляной торговле.

Через 200 лет в «Вестнике императорского русского географического общества» за 1859 г. читатели России могли узнать из материалов В.Шестакова о Глазове следующее: «Глазов. Выездов из города в уезд 4 главных: в г.Вятку по Вятскому тракту – Сев.-З. Юг.-В. – по Пермскому тракту на Пермь. На С. через реку Чепцу в заштатный городок Кай по просёлочной дороге. На Юг.-З. в город Нолинск по Вятскому тракту и по просёлочной дороге».

Реки.

«По Чепце сплавляются: коломенки, барки и полубарки большей частью с чугуном, железом и железными изделиями с заводов. Сверх того местными купцами города – соль, плоты сосновые и еловые, мочало, рогожи, проч. лесные изделия. Всё это сплавляется только в весенний разлив реки. Переправа через Чепцу… Усть-Лекомский перевоз находится в содержании Глазов. 3 гильдии купца Якова Чиркова, а Балезинский и на Кай – Малополомского волостного головы крестьянина Наговицына».

Город Глазов через 200 лет явился тем торговым городом, каковым он и должен был стать по стратегическому замыслу его создателей. Мог ли этот замысел быть случайным делом? Нет.

Выше автором упоминался Поместный приказ, ведающий землями городов и сёл в XVI – XVII веках. В книге «Русские города XVI – XVII веков» (М., Стройиздат, 1989) Г.В.Алфёрова пишет о существовавшем порядке строительства городов и сёл на Руси, подтверждая «государственный надзор и скурпулёзность подборки мест для строительства новых городов и населённых пунктов – с описанием течения рек, климатическими условиями, пашни, дворов, острогов, связи с другими поселениями, местами рубки лесов, земель, отведённых городу и т.д. Всякое строительство велось по сметам и под строгим наблюдением воевод.

При закладке новых городов на новых территориях Сибирский и Разрядный приказы, а также приказ Казанского двора вели опрос местных жителей, знающих край. Изучению географии вновь присоединенных земель придавалось большое значение при создании на этих землях новых городов и уездов.

Город Кай (Кай-городок) строился Строгановыми как частновладельческий – была такая форма строительства городов под надзором государства. «Владелец города за это мог получать какие-то льготы. Либо частновладельческий город управлялся владельцем в целом, и все доходы получал владелец такого города. Иногда города строились в зависимости от государственной потребности.

Широкое распространение «получили промышленные города, где развивались солеварение и обработка металлов». Появлялись города, специализировавшиеся на торговле. Владения Строгановых ограничивались верхнекамским бассейном, и строительства на Удмурсткой земле они, понятно, не могли вести».

Вероятность же появления на реке Чепце «деревни Глазова» по государственному решению – вполне допустима, поскольку сама система государственного подхода к развитию промышленности и торговли позволяла ставить в определённом Приказом месте требуемый населённый пункт. Вольное строительство не допускалось. Может быть, именно географическое расположение Глазова и стало определяющим выгоду решением о строительстве нового звена в соляной торговле.

А первожители «деревни Глазова» стали первыми строителями новой пристани и переправы через реку Чепцу на перекрёстке выгодных торговых путей. И место это, известное жителям края как родник (Син-гурт) или как целебный источник «Гылазва», навсегда будет вписано в книгу истории со времён переписи 1678 года вместе с именами первых его жителей: Пасеговых, Терёхиных, Деветьяровых, Афанасьевых, проживавших в деревне «Глазова за рекою Чепцею».

Август 2001 года – Март 2012 года

Статья «Тайна названия Глазова», опубликованная в газете «Калина Красная» от 01 сентября 2001года, с дополнениями и изменениями

Автор: Александр Мартьянов